А. Подчуфаров © (mos_jkh) wrote,
А. Подчуфаров ©
mos_jkh

Category:

Конфискация имущества у близких коррупционера относится к особым правовым мерам - КС



Возможность конфискации у лиц из ближайшего окружения уличенного в коррупции госслужащего имущества, в отношении которого не представлены доказательства его приобретения на законные доходы, относится к особым правовым мерам и направлено на эффективное противодействие коррупции,
говорится в определении Конституционного суда (КС) РФ.

Гарантии для коррупционеров

Данным определением КС РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы сожительницы бывшего заместителя начальника Управления собственной безопасности МВД Башкирии Раиля Миргалеева - Римы Фаттаховой, а также ее родителей Суфии Саиткуловой и Радифа Фаттахова. Заявители оспаривали конституционность части 1 статьи 7, частей 1, 2 и 4 статьи 9 и статьи 14 Федерального закона от 3 декабря 2012 года №230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам", предусматривающих права и гарантии для госслужащего в случае принятия решения об осуществлении контроля за его расходами, а также за расходами его супруги (или супруга) и несовершеннолетних детей. По мнению заявителей, оспариваемые положения не конституционны, поскольку не предусматривают необходимости распространения этих гарантий на иных лиц, у которых истребуется имущество в доход государства.

КС РФ при этом отметил, что отсутствие гарантий "для иных лиц" не может рассматриваться как нарушение их конституционных прав, поскольку они вправе представлять в суд любые доказательства, подтверждающие законность источников приобретения имущества, и имущество не может быть у них истребовано, если прокурором, обратившимся с соответствующим иском, не доказано его приобретение на незаконные доходы госслужащего.

Курировал работу ГИБДД

Как следует из материалов дела, решением Советского районного суда Уфы в апреле 2019 года были частично удовлетворены исковые требования прокурора Республики Башкортостан о конфискации имущества у Миргалеева и Фаттаховой, имеющей с ним совместных детей, у ее родителей, а также у матери Миргалеева. По данным прокуратуры Миргалеев курировал работу ГИБДД и пассажирских перевозчиков.

Всего имущества было изъято на 34 миллиона рублей - шесть квартир в Уфе, четыре машиноместа, коттедж и участок за городом, внедорожник. Частично, потому что суд оставил семье два дома под Уфой и дачу.

Судом было установлено, что у родственников Фаттаховой отсутствовали соответствующие финансовые возможности, и что указанное имущество было приобретено Миргалеевым за счет незаконных доходов.

Решение было оставлено без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Башкортостан и определением Судебной коллегии по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции.

Получив отказ в передаче кассационных жалоб в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ, Фаттахова и ее родители обратились в конституционную инстанцию.

Не в качестве уголовной санкции

КС РФ указал, что оспариваемые положения, устанавливают нормативный механизм контроля со стороны государства за имущественным положением отдельных категорий лиц и в целях профилактики коррупции – обращение в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы.

Также в своем определении КС РФ сослался на статью 19 Конвенции ООН об уголовной ответственности за коррупцию (принята в Страсбурге 27 января 1999 года), которая допускает изъятие имущества у собственника и гласит, что государство принимает такие законодательные и иные меры, которые позволяли бы производить конфискацию доходов от уголовных правонарушений, признанных в качестве таковых в соответствии с данной Конвенцией, или имущества, стоимость которого эквивалентна таким доходам. При этом КС РФ отметил, что ратифицируя Конвенцию ООН против коррупции, Российская Федерация не включила в число своих обязательств (безусловных обязанностей) признание уголовно наказуемым умышленного незаконного обогащения, указанного в статье 20 данной Конвенции (пункт 1 статьи 1 Федерального закона от 8 марта 2006 года №40-ФЗ).

"Однако это не означает, что Россия не вправе ввести в правовое регулирование изъятие незаконных доходов или имущества, приобретенного на них, не в качестве уголовно-правовой санкции, а в качестве специальной меры, предусмотренной в рамках антикоррупционного законодательства для случаев незаконного обогащения. Таким образом, принятие Российской Федерацией правовых мер, направленных на предупреждение коррупции и незаконного личного обогащения, включая возможность изъятия по решению суда имущества, приобретенного на незаконные доходы, согласуется с признаваемыми на международном уровне стандартами борьбы с коррупцией", - подчеркнул КС РФ.

Вправе предоставлять доказательства

Кроме того, КС РФ сослался и собственные решения, принятые ранее. И, как следует из этих позиций, обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством Российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы, относится к особым правовым мерам, применяемым в случае нарушения лицами, выполняющими публичные функции, антикоррупционного законодательства и направленным на эффективное противодействие коррупции и защиту конституционно значимых ценностей.

"Таким образом, отсутствие предусмотренных оспариваемыми законоположениями прав и гарантий у лиц, которые не относятся к лицам, в отношении которых осуществляется контроль за расходами в соответствии с Федеральным законом "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам", но у которых в судебном порядке истребуется имущество как приобретенное на незаконные доходы лица, в отношении которого осуществляется такой контроль, не может рассматриваться как нарушение их конституционных прав, поскольку они вправе представлять в суд любые доказательства, подтверждающие законность источников приобретения имущества, и имущество не может быть у них истребовано, если прокурором, обратившимся с соответствующим иском, не доказано его приобретение на незаконные доходы лица, в отношении которого осуществляется контроль за расходами", - говорится в определении КС РФ.

В итоге КС РФ определил, что конституционные права заявителей в указанном в их жалобе аспекте не нарушены, и, соответственно, отказал в принятии их жалобы к рассмотрению.

Адвокаты семьи заявляли, что дойдут до Европейского суда по правам человека, видимо, обращение в КС РФ, было одним из шагов, направленных на это.

http://rapsinews.ru/judicial_news/20201203/306560612.html
Tags: бюрократия, новости, судебные дела, суровая реальность
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments