А. Подчуфаров © (mos_jkh) wrote,
А. Подчуфаров ©
mos_jkh

Categories:

Арест Сергея Фургала. Причины и последствия, часть 10-1



Что будет с народными движениями в Хабаровске и Беларуси?

О природе современных политических движений

Наступил важный этап в развитии массовых протестных движений на территории бывшего СССР. Некоторым кажется, что два самых значительных на сегодняшний день народных движений на постсоветском пространстве, в Хабаровском крае и Беларуси, постепенно затухают, но эта оценка ошибочна и неверно отражает происходящие в движениях процессы. В настоящий момент происходит их переход в новое качество, и это требует максимально глубокого анализа.

Протесты в Хабаровске и Беларуси, казалось бы, имеют разные цели, причины рождения, формы организации, а также факторы на них влияющие. Однако, это лишь кажется...

С одной стороны, почти три месяца назад в Хабаровске народ вышел в защиту своего губернатора Сергея Фургала, которого по приказу Кремля унизительно и грубо арестовали, лишили должности и этапировали в Москву без суда и следствия, а в тюрьме Лефортово на месяцы лишили возможности общаться с родными и близкими, СМИ, манипулируют адвокатами, с которыми общение Фургала ограничили, подвергли его шантажу и давлению, нарушая права человека и международные нормы.
В этой ситуации Хабаровский протест перерос из протеста против ареста Фургала в движение против существующего режима власти, за его смену. Это движение и решимость хабаровчан стали примером для белорусов и одним из источников силы антирежимного протеста в этой стране. В Беларуси народ вышел против своего правителя, который сидит во власти 26 лет, проиграл выборы, как считает большинство избирателей, но заявил, что выиграл именно он, власть не отдает, нарушая законы и международные нормы.
Оба движения объединяет то, что в основе протестных движений лежит требование уважения к своему мнению, права решать политические вопросы, в том числе вопрос о власти и смене элит, требование верховентства законов, а не интересов правящих клик,права выбора и смены чиновников, включая высших, которые надоели до возмущения, не просто примитивны, а бесконечно деградируют, не имеют ни идеологии, ни цели развития и жизни, кроме создания собственного богатства за счет людей и ресурсов страны.

С другой стороны, Хабаровский край является внутренним регионом Российской Федерации, и влияние извне, в том числе иностранных государств и их спецслужб, на формирование и развитие народного движения до сих пор минимально, почти ничтожно. В отличие от Беларуси, где все международные игроки, которые имеют интересы в Беларуси и вокруг нее, активно, и уже не скрывая этого, вовлечены в борьбу за власть и будущее страны, пытаясь влиять на развитие и формирование народного протеста в своих политических интересах...

Именно второй фактор заставляет нас начать с анализа природы и характера народного движения именно в Хабаровском крае, ибо оно развивается в уникальных условиях определенной изоляции, самостоятельно, по своим внутренним законам, в борьбе, под воздействием и взаимодействуя с правящим режимом России, то есть внутри «родной» политической системы и в естественных условиях своего «обитания».

Сейчас важно понять, как должно и как будет развиваться движение, какие новые его формы могут возникнуть, как оно будет трансформироваться и организационно развиваться.

Рассматривая Хабаровское движение, я намерен проводить параллели с протестным движением в Беларуси, потому что эти движения являются течениями внутри одного политического процесса, одного исторического потока, который протекает на во многом до сих пор единой территории бывшей Российской империи и СССР. Эти два движения взаимодействуют и воздействуют друг на друга, питая и обогащая друг друга, влияя на ситуацию в других регионах России и странах бывшего СССР.

Очень вероятно (как говорится, highly likely), что именно эти движения и те, что за ними последуют, будут формировать политические системы не только стран на постсоветском пространстве, но и в других регионах мира.

Итак, начнем с главных характеристик массовых движений, появившихся на просторах бывшего СССР в 2020 году. Отмечу, что многие считают эти характеристики признаками слабости движений, их неразвитости. Однако, это не совсем правильно, скорее наоборот. Эти характеристики говорят прежде всего о том, что массовые народные движения в современном мире создаются и развиваются по особым законам, с ними нельзя иметь дело, опираясь на привычный опыт прошлых десятелетий, и это делает протестные движения уникальным явлением, которое обладает огромным политическим потенциалом.

Внеклассовый характер движений
Движения массового протеста против власти, которые были известны до сих пор, если мы отложим в сторону национально-освободительные и схожие им по природе и задачам движения, носили определенный классовый характер или были инициированы определенными классами или группами, которые выражали интересы этих классов. Например, буржуазные революции XVIII-XIX веков, крестьянские восстания в России 19 века или в период гражданской войны 1918-1922 гг., революционное движение в России в 1905 году, которое было инициировано рабочим классом, к которому присоединилось крестьянство, или буржуазная революция в феврале 1917 года в России и затем большевистский переворот в октябре того же года (о создании системы Советов мы поговорим отдельно и подробно чуть позже)...

Нынешние движение в Хабаровске носит изначально общенародный внеклассовый характер. Выделить класс или группу, которая выдвинула свои интересы, инициировала протесты, а затем его возглавила, невозможно, хотя попытки такие делаются.

Все попытки кремлевских политологов и пропагандистов приписать создание движения в Хабаровске «группе Фургала» с самого начала выглядели ущербными, примитивными и не произвели никакого эффекта. Движение родилось и действует как многоклассовый народный протест, который сразу объединил практически все классы и группы всего социального и возрастного спектра. В этом протестном движении участвуют рабочий класс, сельское население, интеллигенция, научные и технические работники, слои чиновников и политиков, не включенные в правящую элиту, а также бизнес, как мелкий и средний, так и крупный, который конкурирует или находится под гнетом провластных группировок.

При этом, число участников движения намного, многократно превышает количество людей, регулярно выходящих на демонстрации. Значительная часть тех, кто считает себя сторонникамми протеста, по разным причинам не может выходить на демонстрации, в том числе потому, что пока боится или не готова открыто демонстрировать свою поддержку протестному движению. Они делают это тайно, создавая его подпольное течение.

В число «подпольщиков» входят и предприниматели, которые боятся потерять контракты и лишиться своего бизнеса, но надеются в результате смены режима и системы освободиться от гнета «москвичей», и чиновники, которые неизбежно будут уволены, если их зафиксируют в числе протестующих, и правоохранители, часть которых вынуждена «сопровождать» и «фиксировать» демонстрантов, и сотрудники спецслужб, которые делают вид, что борются с протестом...

Многие из этих «подпольщиков» или исполняют подобие «испанской (итальянской) забастовки», то есть делают только то, что не делать им нельзя, а параллельно втихую занимаются поддержкой движения или блокируют действия властей, или подталкивают власти к ошибкам и действиям, которые демонстрируют глупость и некомпетентность властей.

Тут возникают два вопроса: В чем причина объединения всех социальных классов и групп в протесте? Против чего и кого именно родился этот протест?

Отвечая на эти вопросы, мы должны выделить главную цель протеста...

2. Цель – свержение существующей системы власти правящей бюрократии

Существующие режимы в России и Беларуси, как и в остальных странах бывшего СССР, представляют собой систему правления очень узкой группы высшей бюрократии, подчинившей себе руководство политических партий, спецслужб и правоохранительных органов, включая полицию и судебную систему, вооруженных сил, государственного сектора экономики, банковской системы, а также владельцев и управляющих крупнейших частных корпораций, использующих природные и интеллектуальные ресурсы страны.

Эта узкая группа бюрократов сформировалась на базе партийного руководства КПСС, государственных чиновников и сотрудников советских спецслужб, которые развалили СССР, разворовали и приватизировали государственную «общенародную» собственность в конце 1980-х и начале 1990-х годов, довели Россию до стадии полной деградации, криминализации и полураспада, а затем передали власть, которую не способны были сохранить в своих руках, одной из групп, созданной выходцами из КГБ и криминального мира Санкт-Петербурга, которая отличалась предельной жестокостью, исполнительностью, дисциплинированностью и действовала на моральных принципах чекистско-блатного мира 1990-х годов, - так называемым «питерским».

Именно «питерские» выстроили ту систему власти, которая управляет сейчас Россией, и создали тот режим, который называется «путинским» и с которым начали борьбу массовые народные движения, появившиеся в России в 2020 году.

Этот режим управляется и контролируется предельно узкой группой «неприкасаемых», которые формируют Центр власти, так называемый «Кремль». В этот Центр входят Владимир Путин и его ближайшее окружение из доверенных лиц. Именно этот Центр является правителем России.

Все, кто ниже этой группы, занимают разные ступени на лестнице власти и имеют под своим контролем «поляны» для кормления, но они не являются полными собственниками и независимыми владельцами тех ресурсов и богатств, которыми управляют и которыми распоряжаются. Их права на власть и собственность на землю, ресурсы или промышленные мощности не являются незыблимыми и безусловными, как у западной аристократии, бизнес и финансовой элиты, которых защищает система разделения властей на исполнительную, законодательную, судебную, информационную и общественно-политическую. И их защищает система законов, созданная и отработанная веками, обеспечивающая баланс интересов классов, влиятельных социальных групп и политических кланов.

Члены российских провластных группировок обладают правами и собственностью, пока они исполняют главный закон режима, который не записан ни в Конституции России, ни в своде законов РФ, противоречит им и гласит: «Делай, что хочешь, но выполняй безусловно любой приказ из Кремля и от его представителей и не создавай проблем для выше тебя стоящих».

Система управления Россией наделяет правами, возможностями и защитой только тех представителей классов и групп, которые непосредственно вписаны в вертикаль власти и наделены доверием Центра. Эта вертикаль отсекает, делает незащищенными и ставит под возможность неограниченной эксплуатации, притеснения и ограбления представителей всех социальных групп и классов, которые не вписаны и не закреплены на самой властной вертикали, исходящей вниз из Центра.

Придя к власти, «питерские» создали на базе постсоветской бюрократической системы наиболее законченную и доведенную до конечной формы систему правления бюрократии, которая разрослась и размножилась многократно. Бюрократия из социальной группы превратилась в класс, который использует законы, структуры правозащиты и обороны как инструменты и механизмы обеспечения собственной диктатуры.

Все классы и социальные группы оказались в подчиненном положении, лишенные возможности защиты своих интересов, жизни, прав и надежд на будущее, если они не совпадают с интересами правящего Центра системы. Создалась ситуация, когда большинство народа чувствует угрозу своей жизни и понимает свою зависимость от тех, кто «взял Кремль в 1999 году» и подменил собой государство российское, превратив все остальное население в подневольных, незащищенных государством, а часто ему и не нужных, лишенных прав человека и гражданина существ...

Именно это понимание своей зависимости, лишенности прав и возможности решать дела в государстве, чувство собственного протипоставления Центру власти лежит в основе народных протестных движений, появившихся на просторах бывшего СССР. Их цель – уничтожение существующей системы государственной власти, нынешнего политического режима. Именно эта цель определяет состав протестного движения.



3. Надпартийность протестного движения

Наиболее мощные протестные движения в современном мире возникают и развиваются независимо от существующих политических партий. На это уже обратили внимание на Западе, когда там возникли протестные массовые движения, в том числе «желтые жилеты», «Жизни чёрных важны», движение в защиту экологии и климата, новокоммунистические молодежные движения и другие.

Кроме этого, многие партии, которым насчитывается десятилетия (некоторые преодолели уже вековой рубеж), начали терять свою идентичность и деградировали настолько, что являются политическими экспонатами беспомощности и некомпетенции, а идеологические их платформы оказались размытыми и перемешанными. Левые консерваторы стали левее правого крыла и центра лейбористов, правые крылья левых, когда-то рабочих, партий сейчас по своим политическим взглядам оказываются правее многих консерваторов, а либералы и демократы по неприятию других взглядов сравнялись с профашистскими группами и националистами...

Становится все более очевидно, что время старых политических элит в форме партий прошло, во всяком случае в том виде, в котором они были созданы и действовали до ХXI века. Многие партии превратились в потерявших «ум и совесть» группировки, мафиозные кланы профессиональных политиков, отстаивающие и продвигающие частные интересы своей партийной бюрократии.

Неудивительно, что в России и Беларуси партий живых и способных создать новую, отвечающую потребностям времени идеологию и бороться за интересы народа и за социальную справедливость нет от слова «совсем». Есть только одна партия, которая активно вовлечена в современную политику, в том числе в протестное движение, но вовлечена она именно и исключительно как объект протеста, как объединительный образ врага народа, олицетворение ненавидимой власти, - это «Единая Россия».

Деградация партий проявляется в беспрерывных ошибках и политических спотыканиях, и часто проявляется в действиях, направленых против членов своей политической стаи, и в бьющей по глазам неспособности сопротивляться даже откровенно античеловеческим и психически больным хотелкам кремлевских правителей.

Большинство рядовых членов партий живут в политике своей жизнью. Они все чаще оказываются в рядах народного протестного движения, и остановить их партийные бюрократы не знают способа. Еще год назад коммунисты боролись с Фургалом и его сторонниками, выставили Платошкина, как свою главную ударную силу, и Платошкин действовал в Хабаровском крае против именно Фургала, а не единоросов. Теперь рядовые коммунисты выходят вместе со сторонниками Фургала, и их интересы, лозунги и требования ничем не отличаются. В одночасье большинство коммунистов Хабаровского края, особенно радикальная часть краевого КПРФ, молодежь, объединились с теми, кого их руководители считали (и считают сейчас) своими главными политическими конкурентами.

Беспартийный, внепартийный или надпартийный характер движений создает большие проблемы для Кремля. Если бы хабаровский протест возглавляла ЛДПР или КПРФ (о деревянной кукле скомороха деда Мирона в роли «справедливороса» говорить не приходится), Кремль бы легко взял весь процесс под контроль и направил бы его в нужное ему русло в тот момент, в который бы потребовалось. Но в существующей сегодня политической реальности Кремль не может понять, кого ухватить, как ухватить, кого купить, кого придавить, чтобы взять протестное движение под контроль. Не могут ему помочь ни спецслужбы, ни политологи, ни пропагандисты.

Отдельные политические группы и квази-партии, типа группы Навального, тоже способны лишь на участие и присоединение к протесту и составляют в нем пока незначительное меньшинство. По существу, им нечего предложить протестному движени кроме информационной поддержки. Все их попытки забежать вперед, приписать себе или приватизировать движение, преподнося себя в качестве лидера, нынешнего или будущего, пока не дают результата, хотя, надо отметить, что последние события показывают, что крики «Меня - в Лидеры» Кремль реально пугают, так как Кремль и лидеры партий и политических группировок все еще мыслят в одной устаревшей и далекой от реальности парадигме...

Задача поиска новой технологии «обуздания и слива» массового протестного движения стала настолько важной и необходимой, что движение в Хабаровске рассматривается Кремлем в качестве не просто интересного, но жизненно важного «лабораторного эксперимента», который необходимо провести для отработки эффективной технологии подавления и уничтожения нового вида политических противников. Этим объясняется в некоторой степени «мягкость» кремлевских и лубянковских кукловодов, которые с интересом наблюдают за «хабаровской клеткой с мышами», сконцентрировавшись пока на создании удобных для Кремля условий для эксперимента.

4. Отсутствие лидеров движения

«Неспособность» выдвинуть явных лидеров и самоорганизация – важные две особенности современных массовых протестов. Они имеют группы наиболее активных участников, но лидеров у этих движений на первоначальном этапе нет. И быть не должно, - в этом особенность и природа децентрализованных политических движений.

Естественно, что попытки стать лидерами в том же Хабаровске предпринимались, но это были, в основном, безуспешные попытки политиков и представиителей «старых» партий, которые просто хотели капитализироваться за счет протеста в Хабаровске или приватизировать его, или слить его, как все это произошло с протестным движением в Москве в 2010-2011 годах.

Тогда у них получилось легко, теперь у них не получается. Попытки использовать отравление Навального для создания его образа в качестве безусловного лидера оппозиции, что сейчас активно предпринимает его окружение и некоторые другие оппозиционеры, считающие, что создание Лидера даст возможность объединить оппозицию и ускорит свержение путинского режима, в отношении народных массовых движений в регионах выглядят бесперспективными. Эти попытки не только не влияют на движение в Хабаровске, но встречаются хабаровчанами с некоторым неприятием и раздражением. Навального жалеют, но своим, тем более своим лидером, не считают.

Нынешняя политическая элита не понимает, что делать, не веря в такой противоречащий «политической науке» факт. Этому же не верят и в Кремле, где в растерянности смотрят на происходящее и опасаются, что нынешняя волна региональных протестов инспирированная и сгенерированная хабаровским движением, может получить сильного и бесбашенного общероссийского лидера, который направит протест на силовое свержение режима, получив поддержку части силовиков. От такой перспективы у обитателей Кремля иногда отказывает разум, и это становится заметно, шокирует зарубежных лидеров, которые еще недавно верили в возможность создания долгосрочных рабочих отношений с Москвой...

Были попытки выдвинуться в лидеры и среди хабаровских демонстрантов. Точнее, это были не столько попытки стать лидерами, сколько совершение действий заметных и влияющих на развитие и ход протестного движения. Некоторые из этих действий, как, например, изобретение «фургаломобиля», вызвали бурную поддержку среди протестующих, но автора этого изобретения народная поддержка политическим лидером не сделала.

Другие действия, как, например, заявление Андрея Дуденока, одного из заметных демонстрантов первых недель, о решении подать заявку на вступление в Народный совет при Правительстве края, создание которого инициировал врио губернатора Дегтярев, вызвали у многих участников движения недоумение, разочарование и даже негодование. Дуденока обвинили в попытке расколоть движение...

https://snob.ru/profile/23916/blog/170622
Tags: гражданский диалог, гражданское общество, деталь демократии, мнения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments