А. Подчуфаров © (mos_jkh) wrote,
А. Подчуфаров ©
mos_jkh

Categories:

Арест Сергея Фургала. Причины и последствия, часть 10-2



Почему так происходит? Очевидно, что лидеры движения появятся, но современные движения отличаются именно тем, что они используют современные новейшие технологии для своего создания, формирования и развития.
Это касается и формирования руководящих органов и выдвижения своих «вождей». Этот процесс уже происходит и будет происходить, но по совершенно другим технологиям, в том числе политическим, чем это делали и делают старые партии, время которых ушло.

Если взять Беларусь, то и там дело с созданием лидеров обстоит не просто. Некоторые провозглашенные лидерами самоназначены или назначены узкими заинтересованными группами, но в реальности настоящими лидерами пока не являются. И создание Координационного совета оппозиции тоже представляет собой слабую и неэффективную попытку создать управляющий орган. Таким образом, и белорусское протестное движение оказалось пока без реального лидера и эффективного руководящего центра...

По каким же законам и по каким технологиям будут созданы и могут быть созданы руководящие органы движения? Как будет развиваться управление и организационная структура движения в Хабаровске и ему подобных политических систем, время которых наступает неизбежно, а точнее, уже наступило?

На эти и другие вопросы я попытаюсь дать ответ позже...

А пока остановимся еще на одной отличительной характеристике движения...

5. Самоорганизация

Возникновение стихийных массовых политических движений с выше перечисленными характеристиками говорит о том, что гражданское общество в постсоветских странах разделилось на две противостоящие друг другу подсистемы:

Центр или высшее звено государственных бюрократов, подвластные ему доверенные владельцы бизнес и финансовых структур, руководили политических партий, силовой, судебной и информационной ветвей власти.
Все остальное гражданское общество, которое абсолютно не отождествляет себя с властью. Многие члены гражданского общества (их число постоянно растет) готовы единым политическим движением вступить в жесткий конфликт с властью при доведения противоречий в стране до неприемлемого народом предела.
Эта конфронтация с Центром значительной части, а точнее, почти всего гражданского общества, быстро превращает его в отдельную самостоятельную и самоорганизованную политическую систему, которая при определенных условиях может выступать как децентрализованное массовое политическое движение. Именно способность к эффективной самоорганизации и осуществлению скоординированных политических действий является одной из главных характеристик массовых движений нынешнего времени.

Что же обеспечивает этот уровень самоорганизации общественных политических движений XXI века? Почему такие движения, возникавшие в ХХ веке, а тем более ранее, таким уровнем самоорганизации не обладали?

Возьмем, например, рабочее революционное движение в России начала ХХ века. Основной партией рабочего класса была Российская социал-демократическая партия, которая в 1903 году разделилась на две фракции: меньшевиков и большевиков. В 1912 году эти фракции стали независимыми партиями.

Отметим, что изначальная разница во взглядах меньшевиков и большевиков состояла в том, что большевики считали, что партия дожна быть жестко структурированной организацией, членами которой должны быть только члены партийных местных организаций, исполняющих приказы сверху и связанные жесткой дисциплиной, что напоминает несколько нынешний режим, но со знаком минус. Меньшевики верили, что партия должна состоять из всех сторонников, разделяющих марксистские взгляды и поддерживающие партию, в том числе финансово, то есть они выступали за большую децентрализацию.

При этом обе фракции, а затем партии использовали одни механизмы организации, управления, привлечения новых членов и финансирования (за исключением «экспроприации экспроприаторов», то есть грабежа госбанков, чем увлекались большевики в 1906-1907 годах).

Выделим два основных элементов этого организационного механизма:

Одним из организационных центров партии были газеты и журналы, которые являлись основными печатными и информационными органами. Центральный орган (ЦО), например, газета «Искра» или потом журнал «Пролетарий», рассматривался как главный и самый достоверный источник распространения революционных идей и решений партийных вождей. Издавались ЦО подпольно и в секрете.
Кроме главных печатных органов, вокруг которых создавались группы сторонников, так называемые «кружки», партийные «ячейки» и комитеты, важную роль играли книги, в том числе учебники, по которым учились привлеченные в партию рабочие и представители других классов и социальных групп. Главным автором учебников для РСДРП был Александр Богданов, на книгах которого воспитаны были практически все большевики с начала ХХ века и до середины 1920-х годов.

Печатные издания, газеты, журналы, книги, а также письма и другая корреспонденция, распространялись по почте или по специальным секретным каналам, в том числе курьерами. Доставка занимала много времени, а иногда и прерывалась полицией.

Распространение знаний и идей, формирование ячеек и кружков, а также их развитие, организация их действий осуществлялись партийными работниками, имевшими уже опыт, в том числе подпольной работы. Именно они были получателями и распространителями партийной литературы и писем от руководящих органов. Все они были завязаны напрямую с узкой группой руководителей партии – вождей. Именно вожди и отряд профессиональных революционеров составляли элиту партии, и эта элита имела беспрекословное влиние на всю партийную жизнь.

Партийные организации, в том числе кружки и ячейки, существовали в беспрерывном с трудом преодолеваемом разрыве друг с другом. Этот перманентный разрыв между всеми структурами партии и между всеми ее членами не позволял быстро выработать единую позицию с учетом мнения тысяч ее членов. И эта особенность и характеристика партийной системы начала ХХ века определяла способ организации партии и работы ее органов, в том числе руководящих.

2. Этот разрыв создавал необходимость в том, чтобы центральные органы управления: Центральные комитеты и съезды партии, то есть собрание делегатов от всех крупных партийных организаций для выработки политики, принятия программы и выборов членов ЦК и редакций ЦО, - играли не просто главную роль, но имели непререкаемый авторитет и почти неограниченные права в принятии решений.

Обсуждение и приятие решений всеми членами партии было невозможно организовать технически. Поэтому рядовые члены партии и низовые организации передавали свои права и свою часть властных полномочий наверх руководящим органам: ЦК и съездам РСДРП.

Однако, такая система изначально имела существенный недостаток: Центральные комитеты и съезды при определенных усилиях можно было обойти или подменить. Такую возможность давал опять же разрыв между партийными организациями и членами партии, которые находились зачастую за сотни и тысячи километров друг от друга.

Так, ЦО мог выполнять роль не только печатного органа, но и организационного центра, то есть роль ЦК и высшего органа власти в партии - съезда. Так, в 1912 году Владимир Ленин, сторонников которого было большинство в редакции журнала «Пролетарий», созвал в Праге «заседание расширенной редакции ЦО». Потом на базе этого «расширенного совещания» была организована конференция, на которую были приглашены сторонники Ленина из некоторых регионов России (например, с Кавказа и Урала - те же Сталин, Калинин, Свердлов и Орджоникидзе). Делегаты из тех организаций, в том числе из центральных промышленных районов России, например, из Москвы, Петербурга или Нижнего Новгорода, члены которых могли в споре поддержать не Ленина, а его противников, например, Богданова, Луначарского и Красина, на расширенное заседание ЦО и конференцию приглашены не были.

Собравшись в Праге, расширенная редакция «Пролетария», преобразованная в конференцию, наделила себя правами съезда партии большевиков и избрала новый Центральный комитет РСДРП(б), куда не попали главные конкуренты и противники Ленина, – тот же Богданов, Красин и другие. Более того, противники Ленина были из партии исключены, хотя их поддерживали многие партийные организации, находившиеся за сотни и тысячи километров от Праги и узнавших о состоявшемся съезде и его решениях постфактум, через значительное время.

Так Ленин, используя разрыв связей между партийными низовыми организациями, избавился от своих конкурентов, изменил природу и характер партии большевиков, определив состав ее руковдства и ее судьбу на многие годы...

Подведем итог: условия начала ХХ века требовали, чтобы руководство политической организацией осуществлялось узкой группой лиц, наделенных чрезвычайными правами и полномочиями. Почти все члены партии большевиков и большинство партийных организаций в России были отсечены от происходивших в центре процессов и не участвовали в них, а ведь эти процессы (избрание проленинского ЦК и исключение Богданова из партии) определили не только состав руководства партии на все последующие годы, но и сформировали идеологию, политику и нравственные принципы партийной жизни во время Октябрьской революции, а затем и всей Советской России, СССР и далее. Как мы видим, влияют и сейчас...

Именно эта система партийной организации, которая была вызвана и определена техническим уровнем развития цивилизации, создала основу для концентрации власти в руках партийной и государственной бюрократии в СССР, что стало одной из главных причин крушения советского социализма в ХХ веке.

В настоящее время повторить то, что сделал Ленин в 1912 году, можно только, если члены партии запуганы, коррумпированы руководством или потеряли всякий интерес к реальной политике и занимаются лишь своими частными интересами и делами.

Сейчас, в 2020 году, члены любой партии или движения могут получать информацию, обмениваться информацией, выступать с заявлениями и обозначать или защищать свое мнение и свою позицию в течение секунд, находясь за тысячи километров друг от друга.

При этом, обмен информацией и мнениями, выработка решений могут осуществляться в режиме и способами, которые провластным структурам практически невозможно заблокировать или взять под контроль.

Новые условия, нынешний уровень развития информационных технологий, искусственного интеллекта, средств связи и их защиты позволяют осуществлять поставку и предложение идей и планов не только сверху вниз (от руководства к простым членам партий или участникам движений), но и снизу вверх, то есть от простых людей, от народа к руководителям. Роль «вождей», ЦО и ЦК принципиально изменилась.

Более того, новый технологический уровень позволяет решать вопросы формирования руководящих органов и выдвижения идеологов и вождей в другом режиме и другим способом, совершенно невозможным для членов партии большевиков в 1903 году и далее вплоть до конца ХХ века.

Что это означает? Это означает, что эффективные политические организации в ХХI веке будут коренным образом отличаться от партий ХIХ и ХХ веков. Вместо демократического централизма, который легко трансформируется в диктаторский централизм, а затем в диктатуру, эффективне полические организации будут действовать и развиваться как самоорганизующиеся системы.

В Хабаровске, и в Беларуси, в некоторых других регионах России и в других странах мы наблюдаем сейчас рождение новых, по настоящему современных политических организаций, которые принимают формы именно самоорганизованных народных движений...

Мы вернемся к вопросам организации политических движений в следующей части, в том числе о том, что надо делать на данном этапе в Хабаровске и Беларуси, а пока остановимся еще на одной характеристике современных движений, и это

6. «Отсутствие» идеологии

Многие считают, точнее, привыкли считать, что появление идеологии, теории предшествует массовому политическому движению. Марксизм стал идеологической основой для создания политического рабочего движения. Гуманизм, просвещение и протестантизм заложили идеологические основы для буржуазных революций... И нынешние политики, в том числе в Кремле, ищут идеологию, которую можно было бы использовать в своих политических целях, или пыжатся создать «компот/бурду», который можно было бы выдать за идеологию.

Нынешние политики настолько привыкли верить в необходимость иметь четко сформулированную теорию, что без теории не могут разработать план практических действий. Это вырежено в словах Сталина, которые он сказал после победы в войне с фашизмом и начала холодной войны с объединенным Западом: «Без теории нам конец.»

Когда руководство КПСС и ее идеологи пришли к выводу, что идеи Маркса и Ленина использованы ими по полной и, как казалось им, исчерпаны, в Кремле наступил ступор. Тот же Сталин, а потом Андропов открыто говорили о том, что не понимают, что делать с Советской системой, куда идти Советскому государству, как строить коммунизм, каким конкретно этот коммунизм должен быть, какие формы будут иметь экономические предприятия при коммунизме, как будут организованы связи между ними, как должны трансформироваться государственные структуры и так далее... От этого «вечного запора», словами Леонида Красина, начались «застои», «волюнтаризм», «субъективизм», перестройки, предательство, коррупция и интриги... И все закончилось взятием власти в СССР высшим слоем бюрократии, состоявшим из залезших наверх болтунов и бездарей, которые не имели никакой идеологии, ни во что не верили и ни о чем не мечтали, кроме самообогащения, а это закончилось обрушением, приватизацией и разграблением страны...

Те, кто говорит о том, что современные массовые социальные движения не имеют идеологии, привыкли видеть в качестве идеологий социальные и политические теории, выражающие классовые интересы, в которых четко определены цели и методы их достижения.

Исключение составляет, как это не удивительно, марксизм, но он за последние сто пятьдесят лет был настолько огрублен, обрублен, извращен и мумифицирован, что оказался загнан в прокрустово ложе классового подхода и диктатуры пролетариата, а потом, искалеченный, выпал в капкан «общенародного государства», где власть оказалась в руках партийной бюрократии, и марксизм был выброшен этой бюрократией на обочину политического развития.

Марксизм тащится, ползет по этой обочине, надеясь дотянуть до того момента, когда он опять окажется нужен, что найдутся силы, которые почувствуют в нем необходимость, которые вернутся к его основам, сбросят с него все временное, наносное, очистят от ржавчины и грязи, используют для создания новых идей, которые будут учитывать опыт последних двух веков, разовьют его и поднимут до современного уровня знаний, до политических реалий нынешнего времени, новых задач и потребностей, сделают из него часть новой идеологии, которая будет более широкой и отвечать современному технологическому развитию человеческой цивилизации, новым вызовам и протребностям народов, государств и международного сообщества.

Кажущееся отсутствие идеологии в Хабаровском движении объясняется просто. Во-первых, те, кто об этом говорят, просто не видят идеологии, которая уже родилась, которая сейчас формируется, питает, поддерживает, дает силу этому движению. Они привыкли получать готовый продукт, снабженный объяснениями политологов и блогеров и освещенный авторитетом власти.

Во-вторых, они не понимают, что политические процессы огромной силы и потенциала, определяющие развитие цивилизации, развиваются не на основе одной идеи, готовой и кем-то сформулированной навечно. Одна теория, идея, пускай и гениальная, если она превалирует и подавляет все вокруг себя, приводит к тому результату, который мы видим в истории с марксизмом.

Идеи и идологии живут в том же процессе развития, что и человеческое общество. Политическое развитие общества, народа и государства протекает как процесс, внутри которого создаются различные идеи, позиции, мнения, и они взаимодействуют друг с другом и в этом взаимодействии рождается то, что опредляет мысли и мировоззрения миллионов.

В основе такого процесса выработки нового мировоззрения, который начался в Хабаровском крае лежит идея Народовластия, то есть создание новой системы государственного и общественного управления, обеспечивающей на деле, а не на бумаге, на которой напечатана Конституция РФ, механизм осуществления властных полномочий народом России.

Интересы народа должны безусловно превалировать над интересами отдельных классов, групп и элитных кланов. Бюрократия и высшее чиновничество, в том числе избираемое народом, - на короткое время и под конкретные жесткие обязательства,- должны быть лишены любой возможности манипулировать мнением народа, использовать свое положение в корыстных интересах.

Народовластие в понимание тех, кто выходит на улицы Хабаровска в поддержку Сергея Фургала, - это не заявление, не требование признания прав народа (эти права признаны еще при Ельцине и закреплены в Конституции РФ). И «желтые жилеты» во Франции выходят не ради изменения Конституции Франции, белорусы не требуют от Лукашенко очередного обещания, а болгары, которые выходят на ежедневные многотысячные демонстрации уже несколько недель в практически полной информационной блокаде, в том числе СМИ Евросоюза, не просят свою власть и Брюссель выслушать их и успокоить обещаниями, а участники демонстраций движения «Жизни черных важны» не требуют от Конгресса и Президента США выступить с очередными заявлениями о равенстве черных и белых американцев или увеличить количество чернокожих выпускников колледжей и университетов. У всех их другая цель.

Все эти народные децентрализованные движения хотят и требуют изменить жизнь, систему взаимодествия между классами, группами и поколениями. Они требуют изменить системы. Они хотят, чтобы они жили в принципиально других государствах и обществах. Они хотят, чтобы они могли изменять общества так, как они считают нужным, чтобы элиты испоняли то, что народы им поручают исполнить. И чтобы элиты делали это безусловно, без говорильни, манипулирования и обмана. Это их главная Цель.

В Хабаровске происходят несколько процессов, в том числе политический и мировоззренческий. Там началось и происходит сейчас формирование мирвоззрения и создание основ системы государственного управления, которые обеспечат исполнения принципа, закрепленного в Конституции, но не исполняемого Кремлем и его правителями, - принципа и механизма Народовластия.

И тот же процесс, формирование того же мировозрения, той же идеологии происходит в Беларуси, и это выливается в народное протестное движение потому, что Лукашенко и его элитная бюрократическая прослойка не слышат, не понимают народ и ничего толком не хотят менять или не способны понять, что надо менять и как...

Идеология не рождается сформированной и сформулированной. Ей требуется время и активный политический процесс, борьба и взаимодействие с другими политическими движениями, силами и идеологиями. Без развития, без борьбы без взаимодействия любая идеология умирает, костенеет и остается в прошлом. Так произошло с марксизмом и другими идеями, возникшими в прошлых веках, казавшимимся незыблемыми и вечными, «ибо они были верны».

Нынешнюю идеологию, зарожденную Хабаровским протестом, нужно рассматривать лишь как идеологического «ребенка» с зачатками политического гиганта.

Конечно, возникает масса вопросов, прежде всего практических. Как правильно организовать развитие и «взросление» этого «ребенка»? Что надо делать хабаровчанам сейчас, чтобы не повторять ошибки свои и белорусов и преодолеть «застой» в протестном движении? Как формировать руководящие органы и трансформировать народное движение в эффективную политическую организацию, не потеряв ее главные принципы: самоорганизацию, децентрализацию, демократичность и внеклассовый характер? ...

Об этом обо всем в последней части этой серии.

(Продолжение следует)

https://snob.ru/profile/23916/blog/170622
Tags: гражданский диалог, гражданское общество, деталь демократии, мнения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments