А. Подчуфаров © (mos_jkh) wrote,
А. Подчуфаров ©
mos_jkh

Categories:

Мир на переломе, часть 4

В серии «Мир на переломе» я пытаюсь анализировать причины коронакризиса и его последствия для мировой системы политических и экономических отношений.

Почему пандемия вируса, который менее смертельный, чем чума, холера, оспа и многие другие заболевания, наносит удар по нынешней мировой системе здравоохранения такой силы, что в XXI веке правительства практически всех стран и международные организации, отвечающие за медицину и защиту населения в случае кризиса или катастрофы, оказались охвачены пандемией страха и бросились разрушать мировую экономику? Что системах здравоохранения, экономики и политики оказалось слабейшим звеном, которое начало разрываться моментально, вызывая цепную реакцию? Каким будет мир, когда он выйдет из этого кризиса? Что в нынешних системах сохранится, что исчезнет, а что пройдет трансформацию?

В предыдущих частях я начал рассказ о том, почему коронавирус и вызванная им пандемия оказались такими разрушительными для мирового хозяйства и политической системы, почему веками элиты недооценивали значение здравоохранения в государственных и социально-экономических системах, и что делает здравоохранение центральным звеном цивилизации. Я начал анализировать историю медицины и здравоохранения, их связь с политикой и экономикой, их растущее взаимовлияние и взаимозависимость.

В этой части я перейду к важнейшему периоду в становлении систем здравоохранения, к XVIII и XIX векам, когда были заложены основы систем здравоохранения на Западе и в наиболее развитых странах Востока. В следующей части я перейду к ХХ веку, расскажу о создании советской системы, о ее принциапиальных отличиях от западной и взаимовлиянии одной системы на другую.

Итак,

Свобода и равенство, рынок и деньги

В результате буржуазных революций, которые в XVIII и XIX веках волнами накатывались на Европу, США и Россию (восстание декабристов), произошло еще одно важнейшее изменение в системе медицинского обеспечения: изменились взаимоотношения врач – пациент.

Законы и декларации, принятые в результате буржуазных революций в Англии, Франции и других странах, включая Декларацию прав человека и гражданина, принятую Национальным учредительным собранием Франции в 1789 году, и Билль о правах в США, определили индивидуальные права человека на основе равноправия и свободы, принадлежащей каждому от рождения. Естественными правами человека и гражданина объявлялись свобода личности, свобода слова, свобода убеждений, право на сопротивление угнетению.

Наиболее важным для развития медицины было признание причинно-следственной связи между бедностью и болезнями. Революции в европейских странах и США заставили власти и общества признать эту связь и выдвинули требование о праве всех граждан на охрану здоровья. Началась трансформация медицины в систему здравоохранения, и были заложены основы социальной медицины.

Однако, право не тождественно возможности. Медицинское обслуживание оставалось дорогой услугой, за которую надо было платить. И чем менее состоятельным был человек, тем меньше возможностей у него было оплачивать свое лечение. Благотворительная медицина, которая сумела сохраниться сквозь века, не могла обеспечить даже уход и минимальную поддержку огромной массе бедноты.

Финансисты – деньги – долги - революции

Причин революций было много, и я останавливаться на всех причинах не буду, но выделю одну, о которой говорят и пишут, но как бы вскользь. Возьмем, например, английскую революцию или французские революции 1789-1799, 1830, 1848, 1870 гг. Что объединяло и повторялось от революции к революции?

Перед каждой революцией к управлению государством приходили ставленники не просто крупной буржуазии, а одной из ее фракций: финансисты, которые подчиняли одной связке «деньги – займы - деньги» политику монарха и государственного аппарата. Деньги должны были приносить деньги, все остальное рассматривалось как средство. Причем, главным способом получения денег было предоставление займов государству, создание долгов и превращение государства, прежде всего самих монархов, в средство выкачиванияденег банкирами из населения.

Товарно-денежные отношения являются основной, структурной системой взаимосвязей при капитализме, а банковская или финансовая сфера является его кровеносной системой. Однако финансисты, придя к власти и взяв под контроль государство, - в тот период монархию, - не просто коррумпировали центр государственного управления, но меняли государственное управление по однотипной схеме, которая неизбежно порождало революции, несмотря на то, что не феодалы, а буржуазия, хотя и не вся, а только крупная финансовая, правила в тот период, используя монархию в своих целях.

Создавалась следующая схема:

- банкиры, используя свое влияние и контроль над финансами государства, заставляли монархов не просто тратить деньги, но залезать в огромные долги и платить финансистам проценты;

- пытаясь ликвидировать дефицит бюджета, государство выжимало максимальное количество налогов с населения;

- банкиры и связанная с ними элита продолжали выкачивать деньги из государства, создавая еще большие долги и дефицит бюджета;

- круг замыкался путем увеличения налогового бремени.

В результате всей этой схемы ростовщики и банки получали огромные доходы, монархии погружались в трясину долгов, которые постоянно росли, промышленная буржуазия и сельские производители платили постоянно растущие налоги, а низы опускались в нищету.

Достаточно было толчка, кризиса, экономического или природного удара по экономике, чтобы вся государственная система затрещала. Казалось бы, какое отношение имел шелк к судьбе французской короны? Оказывается, прямое. Например, для Людовика XVI именно таким ударом, этаким «коронавирусом», стала суровая зима 1787-88 годов, в результате которой во Франции был неурожай шелковых коконов, а производство шелка играло особую роль в промышленности Франции того времени. Шелкоткацкое производство упало. Только в Лионе лишились работы и средств существования 25 тысяч ткачей. Добавились неурожай зерновых, гибель виноградников, рост цен на продукты.

Все это происходило при огромном дефиците бюджета, при войне с англичанами в Северной Америке, промышленном кризисе. При этом, финансисты Людовика XVI продолжали поддерживать бюджет займами, а монарха убеждали давить на все сословия, чтобы те согласились на увеличение налогов. Результат – революция и казнь Людовика.



Или, например, можно взять 1830 год, когда монархия во Франции была в очередной раз восстановлена, причем восстановлена именно буржуазными демократами. Как сказал герой американской войны за независимость Жильбер де Ла Файет, выйдя после переговоров об избрании нового короля Франции: «Луи-Филипп — лучшая из республик». Так королем Франции стал Луи-Филипп, который слыл демократом и хорошо образованным политиком, разделяющим передовые взгляды. Его звали «король-гражданин». При этом все знали, что его ближайшими друзьями и опорой были банкиры. «Обогащайтесь!» - девиз его царствования, которое олицетворяло власть банкиров.

(Характерно, что девиз «Обогащайтесь!», который в истории повторялся регулярно, слишком часто заканчивался революциями, кризисами или социальными взрывами. Об этом надо бы помнить власть предержащим...)

Царствование Луи-Филиппа и его друзей банкиров завершилось очередной революцией в 1848 году. За 18 лет правления Луи-Филиппа банкиры довели круговорот по схеме «деньги – долг - налог – долг – деньги» до очередного уровня совершенства, используя Луи-Филиппа как орудие, создавая нищету низов и огромные налоги для всех слоев населения.



Фото: Карикатура на Луи-Филиппа, которая отражала падение его популярности соразмерно росту налогов и долгов нефинансовых секторов

Эта схема ограбления народа с помощью государства, прежде всего самого монарха, поднимала во Франции и в других странах волны буржуазно-демократических революций. Сформировался конвейер по производству революций: финансисты грабили государство, коррумпированная власть грабила народ, народ шел на баррикады...

За равенство и братство надо платить, и никак иначе

В этих революциях основную роль играли две силы, и именно они оказали главное влияние на пути и формы развития медицинского обслуживания. Этими силами были либеральная буржуазия, боровшаяся за равенство и демократические свободы, и возникавшие и развивающиеся в этот период рабочие профсоюзные и политические движения, наиболее радикальным отрядом которых во второй половине XIX века стали коммунистические группы, формировавшиеся на идеологии марксизма.

Именно под давлением левых буржуазных либеральных партий, профсоюзов и рабочих партий стала складываться система медицины, которая потом трансформировалась в современное западное здравоохранение.

Однако, в капиталистическом обществе, даже самом демократическом, любая сфера, в том числе и здравоохранение, могут формироваться и действовать только с участием банковского капитала и финансовой системы, без которой не может функционировать ни один элемент. Финансовая сфера – это кровеносная система капиталистического государства, которая не только позволялет перетекать финансам, но и аккумулирует деньги, по необходимости предоставляя кредиты и финансируя наиболее прибыльные сектора и проекты.

Предоставляя кредиты властям, она спасает государство от финансового коллапса, то есть она действует как важный элемент «иммунной системы» государства. Беда была в том, что иногда эта «иммунная система» теряет контроль над собой и пожирает власть, толкая государство в революционный кризис.

Тем не менее, революции приходили и проходили, а банковская и финансовая системы оставались. Более того, они становились все более мощными и все более влиятельными операторами, обеспечивающими функционирование государств, а затем и международного сообщества в целом.

В итоге, банкиры и финансисты не только участвовали в формировании современной западной системы здравоохранения, но и определили ее главные характеристики.

В основе этой системы лежит медицинское страхование.



Гарантию может дать только страховой полис, но не всегда...

Следует отметить, что до введения медицинского страхования служащие и рабочие в США, Европе, в том числе в Российской Империи, шли по пути создания касс взаимопомощи, то есть сбора денег на случай болезни или увечья. Деньги эти не работали, не инвестировались, а просто хранились на случай беды. Однако, набрать и накопить достаточно денег на то, чтобы обеспечить себя качественным лечением, крестьянам, служащим и рабочим было не под силу. Разница в оплате их труда и стоимости врачебных услуг была огромной и не в их пользу.

Эпоха промышленных революций и доминирования идей равенства и права всех на лечение, рост и развитие таких социальных групп как служащие, рабочий класс, преподаватели, научные и медицинские работники, - все это требовало создания системы медицинского обеспечения как минимум всего работающего, то есть производящего и обслуживающего государство и высшие классы, населения развитых стран Европы и США. При этом, хотя некоторые монархии сохранялись, политическая власть все больше концентрировалась в руках промышленной буржуазии и финансистов, а это означало, что пути решения проблемы здравоохранения можно было найти только при соблюдении основных отношений и принципов капиталистической системы.

Этими главными принципами были отношения свободного рынка, спроса и предложения, оплаты труда врачей в соответствии с объемом и качеством оказанных медицинских услуг, соответствия объемов услуг финансовым возможностям системы при определении этих финансовых возможностей политической и финансовой элитой.

Создатели системы здравоохранения нашли тот механизм, который отвечал всем этим требованиям. Этим механизмом было страхование рисков и услуг...

Немного истории страхования

Человечество всегда стремилось защититься от рисков потерять урожай, товары или собственность, и механизмы защиты от рисков потерь появились тысячелетия назад. Несколько тысяч лет назад в Китае и Месопотамии торговцы, которым приходилось преодолевать расстояния, трудности и опасности, находили способы сократить возможные потери. Позднее крестьянские общины обеспечивали хранение произведенной продукции таким образом, чтобы можно было помочь членам общины в случае потери ими части урожая. Они также помогали членам общины в восстановлении хозяйства или строительстве дома в случае, например, пожара.

В XIV веке появляются зачатки коммерческого страхования. Это было связано с развиватием страхования морских перевозок. Первый известный нам договор страхования был заключен в 1347 году и распространялся на перевозку груза на судне «Санта Клара» из Генуи на Майорку.

В последующие столетия развивалось именно страхование рисков в торговле, особенно морских перевозок, где очень высокими были риски потери корабля и товара (шторма, пираты, корабли враждебных государств). Развиваться без бурного роста морской торговли европейский капитализм не мог. Для расширяющегося и растущего производства необходима была гарантия доставки сырья из колоний в европейские промышленные центры. Именно страхование оказалось тем механизмом, который обеспечивал защиту инвестиций капитала, и появление коммерческого страхования, и это было сделано путем выделения суммы страховки из суммы инвестиций.

Страхование имущества, как мы его знаем сегодня, можно проследить от Большого пожара в Лондоне, который в 1666 году поглотил более 13 000 домов.



Фото: Великий пожар в Лондоне, 1666 год

Разрушительные последствия пожара превратили развитие страхования «из удобства в срочную необходимость». Это изменение отношения британцев к стархованию отразилось в том, что в новый городской план Лондона автор этого плана сэр Кристофер Рен включил новый для градостроительства объект - «Страховое бюро».

В 1681 году экономист Николас Барбон и одиннадцать его сотрудников основали первую компанию по страхованию от пожаров, «Офис страхования жилья», и эта компания застраховала первые 5000 домов.

В XVII веке Лондон стал мировым центром торговли, и это привело к резкому спросу на морское страхование. В конце 1680-х годов Эдвард Ллойд открыл в Лондоне кофейню, которая стала местом встречи тех торговцев и владельцев торгового флота, которые желали застраховать грузы и корабли.



Фото: Создатели Ллойдс

Эти неформальные встречи, инициированные растущим спросом в Европе на кофе и необходимостью страховать морские перевозки кофе, привели к созданию страхового рынка Lloyd's of London и нескольких связанных с ним транспортных и страховых компаний.



Фото: Зал Ллойдс для заключения контрактов по страхованию, картина 19 века



Фото: Нынешняя штаб-квартира Ллойдс в Лондоне (ежегодный объем страховых премий – более 30 миллиардов долларов США)

Первой компанией, предложившей страхование жизни, было «Дружное общество бессрочного бюро страхования», основанное в Лондоне в 1706, а в конце XVIII века были применены первые так называемые «возрастные премии», основанные на уровне смертности, заложившие основу для развития современных схем страхования жизни.

В конце XIX века стало доступно страхование от несчастных случаев, которое было введено британской «Компанией по страхованию пассажиров железных дорог» для страхования опасавшихся за свою жизнь первых пассажиров зарождающейся железнодорожной системы.

К концу XIX века европейские правительства начали разрабатывать национальные программы страхования от болезней и старости. В 1840-х годах Германия создала программу социального обеспечения в Пруссии и Саксонии, а в 1880-х канцлер Отто фон Бисмарк ввел пенсии по старости, а также страхование от несчастных случаев, которое включало оплату медицинского обслуживания.

Государство занимало все более активную позицию и стало собирателем страховых взносов с населения, направляя полученные суммы страховым компаниям и обеспечивая покрытие расходов на лечение и пенсии.

В 1911 году либеральное правительство Великобритании инициировало принятие пакета законов, которые создали для британских рабочих первую систему страхованияот болезней и безработицы.



Фото: Плакат в поддержку законов о медицинском страховании, принятых либеральным правительством премьера Ллойда Джорджа



Довольно быстро специализированные страховые фирмы перестали быть “одиночками” и начали объединяться в картели и концерны, в том числе международные. Страховой бизнес по своей природе оказался стремящимся к глобализации. Например, в картель, который был учрежден еще в 1874 году в Берлине, вошли сразу 16 страховых обществ из различных стран мира, включая Россию, Швецию, Австрию и другие европейские страны.

Финансовые сборы, стекавшие в систему страхования, росли огромными темпами, превращая страхование в крупнейшую всемирную сеть накопления финансов и их инвестирования. С конца XIX века страхование стало играть важную социальную роль и превратилось в могущественную финансовую и политическую силу, которая стала формировать под себя государственную политику и экономику, в том числе и систему здравоохранения. Государственные власти должны были с тех пор учитывать не только политические и экономические интересы элиты, потребности самого государства как системы и бюрократии как ее оператора и управленца, не только интересы населения, медицинских учреждений и врачей, но, - иногда в качестве приоритета, - интересы страховых концернов.

Именно в этот период формируются и начинают приобретать современный вид три сектора медицины:

- Платная медицина, или медицина спроса и предложения, которую можно еще назвать медицина желаний. Она была ориентирована на богатые и среднего достатка слои населения и включала в себя как прямые платежи врачам за лечение, так и через страховые компании. Те, кто мог себе позволить, покупал страховку на все случаи жизни и болезни, а те, кто этого себе не мог позволить, покупал только на возмещение самых необходимых расходов.

- Государственная медицина на базе принципа государственной необходимости и целесообразности, где объём услуг определялся политическими и социальными задачами, которые ставили перед собой руководители государств и бюрократическая элита. Именно государственная медицина со временем стала локомотивом развития и расширения лечения через систему страховой медицины, обеспечивая базовые медицинские услуги наиболее важным для функционирования государства слоям населения, в число которых все более включались служащие и представители рабочих профессий. Инициаторами этого процесса были не только политики, демократические и рабочие партии и профсоюзы, но и страховые концерны, которые стремились нарастить свои обороты и прибыль, используя государство как инструмент увеличения своих оборотов и капиталов.

- Благотворительная медицина, медицина для низов, которая формировалась не столько потребностями бедных слоев, сколько способностью церквей, нравственных лидеров нации и местных общин финансировать этот сектор медицинских услуг.

Первая мировая война сначала взорвала, а затем трансформировала систему медицинского страхования, как и весь мировой порядок. И главным ее результатом было свержение монархий в Австрии, Германии и России, череда политических переворотов, которые возглавили коммунистические и социал-демократические партии. Один из этих переворотов оказался успешным: в России к власти пришли большевики, которые не только сумели победить в гражданской войне и отбить интервенцию 14 государств, но и построить новый тип государства.

Одним из первых лозунгов большевиков стал лозунг о национализации банков и страховых компаний. Именно новая система здравоохранения, которая была создана в Советской России, основанная на новых принципах, независимо от страхового бизнеса, оказала огромное влияние на дальнейшее развитие здравоохранения на Западе и на Востоке, где системы здравоохранения, за исключением коммунистического Китая, сохранили свою основу – медицинское страхование...

Но о взаимодействии в ХХ веке систем здравоохранения в СССР, в Западной Европе, США, Китае и некоторых других стран Азии, в том числе в Корее и Японии, я расскажу на следующей части ....

(Продолжение следует)

https://snob.ru/profile/23916/blog/166409?fbclid=IwAR3QETajUU2Lw808p3T5obbLM4ge5TbQ75p2NtSJZElgzv_uvQhNswbSAng
Tags: мнения, прогнозы, психокоррекция, реформы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments