А. Подчуфаров © (mos_jkh) wrote,
А. Подчуфаров ©
mos_jkh

Categories:

Вернутся ли к жизни московские реки и пруды?



Городские реки и пруды, по понятным причинам, постоянно подвергаются разного рода негативным воздействиям.

С дорожного полотна и промышленных предприятий в них сбрасываются загрязнённые стоки, на дне накапливаются отложения техногенного ила и всевозможный мусор, вместо естественных берегов с околоводной растительностью устраиваются каменные набережные.

В прибрежной зоне нередко размещают автостоянки, стационарные объекты общепита и пикниковые точки с мангалами и мусорными кон-тейнерами, а эффективно выполняющую водоохранные функции пойменную растительность заменяют примитивными зелёными насаждениями типа «деревья на газоне». Всё это лишает реки и пруды природных качеств, делая их непригодными для обитания боль-шинства представителей водной и околоводной флоры и фауны. В результате такие водные объекты не только теряют рекреационную привлекательность, но и становятся опасными в санитарном отношении. С подобным явлением сталкиваются практически все го-рода, но в одних эта проблема успешно решается, а в других только обостряется. Москва, к сожалению, относится к последним. В этом легко убедиться, подойдя к любой московской реке или пруду, исключение составляют лишь те из них, которые расположены в глубине лесных массивов и до которых ещё не добрались наши благоустроители.

Между тем, в мире накоплен большой опыт и реализуются целые программы экологической реабилитации городских рек, озёр и прудов. И в этом отношении достигнуты несомненные успехи, о чём свидетельствуют вновь обитающие в Темзе и Рейне европейские лососи, вскрытые в ряде зарубежных городов и возвращённые к жизни реки, которые были заключены под землю ещё в прошлые века. Даже в плотно застроенных старинных городах на прудах теперь восстанавливают околоводную растительность и поселяют в них не только рыбу, но и амфибий, раков, моллюсков, стрекоз и других водных обитателей. В Москве же, даже на особо охраняемых природных территориях, почти все реки и пруды находятся в ведении Мосводостока – организации сугубо инженерного профиля, для которой природные качества водных объектов, какие-то там кувшинки и рдесты, рыбы и утята, ровным счётом, ничего не значат.

Нельзя сказать, что в нашей столице вовсе не уделяется внимания городским рекам и прудам. В начале 2000-х гг. была даже принята специальная программа по их экологической реабилитации и «приведению в порядок» прибрежных зон, а сейчас запланировано грандиозное благоустройство берегов р.Москвы на всём её протяжении в пределах МКАД. Весь вопрос в том – чем для водных объектов завершаются подобные работы, на которые из бюджета Москвы расходуются миллиарды рублей. Может быть р.Москва ста-нет чистой и в ней будут водиться налимы и стерляди, а по берегам расти ивы и камыши, где будут гнездиться птицы и нереститься рыба? К сожалению, судя по тем рекам и пру-дам, которые уже приведены в порядок, ничего подобного ожидать нельзя.

Пожалуй, самым показательным примером реабилитированного по московским меркам водного объекта является р.Яуза. На памяти не одного поколения москвичей эта многострадальная река всегда была грязной и находилась явно в неблагополучном состоянии, но в ней, тем не менее, водилась какая-то рыба, над водой порхали стрекозы, по берегам росли стрелолист и водокрас, а на мелководьях цвели жёлтые кубышки и даже занесённая в Красную книгу Москвы кувшинка белоснежная.

Вдоль русла местами сохранялась низкая пойма с заводями, старицами, луговой и болотной растительностью, которая после сильных дождей и во время весенних паводков принимала на себя избыток воды и препятствовала затоплению прилегающих улиц и территорий. Самое главное, что река сохраняла хотя бы некоторые свои природные качества и способности к самоочищению, которые вполне можно было бы сохранить и усилить при настоящей её экологической реабилитации. Вместо этого, в центре внимания взявшихся за спасение Яузы должностных лиц и проектировщиков, как всегда, оказалось не экологическое благополучие реки, а возможность хорошо заработать за её счёт.

Вся беда в том, что разработка и реализация экологически ориентированных проектов стоит намного дешевле инженерного благоустройства и паркового озеленения речных долин и других природных территорий. Проекты, направленные на сохранение живой природы, не предусматривают таких дорогостоящих работ как бетонирование, укрепление берегов искусственными материалами, укладку тротуарной плитки и бортового камня, установку бессчётного числа уличных фонарей, замену естественной растительности низкотравными газонами и цветниками.

Именно к такому коммерчески выгодному инженерному благоустройству и свелась вся «экологическая реабилитация» бедной Яузы, после чего она из грязного, но всё-таки природного водотока превратилась в подобие какого-то непонятного гидротехнического сооружения с ещё более грязной водой. Пологие берега самой реки и её стариц, которые в определённой мере были защищены от загрязнения и летнего перегрева густыми зарослями рогоза, тростника и камыша, обложили обтянутым металлической сеткой гранитным щебнем или заключили в вертикальные стенки из вбитых в землю брёвен, участки поймы, на которых росли герань, васильки, ромашки и другие луговые травы, засыпали искусственным почвогрунтом и засеяли газонными злаками, устроили в речной долине автостоянку и целый городок для шашлычников и многое другое, что не имеет никакого отношения к экологии.

После такой «реабилитации» вода в реке стала ещё грязнее, оказались засыпаны последние нерестилища карася и плотвы, весной здесь больше не поют соловьи – по всей речной долине резко сократилось разнообразие растений и животных, практически исчезли виды из Красной книги Москвы. Совершенно очевидно, что подобная реабилитация оказалась губительной для реки и природы в целом, она может нравиться, разве что, любителям шашлыков и всем тем, кто на «плохой экологии» Москвы делает неплохие деньги. Если бы москвичи знали – какие средства осваиваются на благоустройстве и озеленении речных долин и других так любимых ими зелёных территорий, то они десять раз подумали бы, прежде чем высказывать своё «за» на портале «Активный гражданин».

Не слишком ли дорого обходится природе и бюджету Москвы непрофессионализм и жадность должностных лиц, принимающих решение о дорогостоящем благоустройстве очередной речной долины и других природных территорий Москвы. Они хотя бы обратили внимание на то, что после сильных дождей вода, словно на асфальте, стоит или бежит по так любимым ими газонам и, буквально, на глазах переполняет русла рек, заключённых в высокие искусственные берега.

Впрочем, из быстро проезжающего лимузина это можно заметить только тогда, когда под воду уходят целые улицы и проспекты. Наверное, скоро москвичей начнут оповещать о регулярных «природных» наводнениях, как это теперь происходит с «природными» пожарами в лесах России, и источником этих бедствий в очередной раз назовут «глобальное потепление». На самом же деле, природу здесь обвиняют напрасно, первопричина участившихся стихийных бедствий – это волюнтаризм, некомпетентность и корыстные интересы случайно оказавшихся во власти должностных лиц.

И подобное «благоустройство» речных долин продолжается в Москве из года в год и всё дороже обходится бюджету города. Поистине, как говорится, «аппетит приходит во время еды».

Может быть стоит отказаться от грандиозных планов по «приведению в порядок» природных территорий Москвы и вернуться к тому времени, когда речные долины получали статус особо охраняемых природных территорий и там планировалось сохранение и восстановление низких пойм, стариц, околоводной растительности, разнотравных лугов, занесённых в Красную книгу Москвы видов растений и животных – всего разнообразия живой природы.

Только тогда речные долины смогут исправно дренировать территорию и оставаться привлекательными для оздоровительного прогулочного отдыха горожан. Сколько же раз нынешним столичным градоначальникам нужно «сесть в лужу», чтобы, наконец, понять, что в огромном мегаполисе нельзя рассуждать и действовать как в деревне или провинциальном городке.

В Москве, как это и предусматривалось всеми Генеральными планами её развития, существенную часть площади города обязательно должны составлять именно природные территории с естественной растительностью, и в речных долинах не должно быть ласкающих глаз малосведущих людей каменных берегов и вы-стриженной под корень травы. А именно такой вариант благоустройства с недавних пор считается у нас эталонным и часто принимается «на ура».

Можно не сомневаться, что подобная печальная участь уготована и прибрежной зоне р.Москвы, где ещё сохранились уникальные для города природные комплексы с участка-ми естественного русла, нерестилищами рыб, зарослями рогоза и тростника, пойменными и суходольными лугами и другими природными сообществами. Не случайно, именно на незастроенных участках поймы р.Москвы продолжают обитать занесённые в Красную книгу Москвы горностаи и зайцы-русаки, гнездятся чайки, выпи, серые куропатки и другие исчезающие на территории Москвы виды птиц. Всё это, по мнению нынешних градоначальников, должно быть застроено или, в лучшем случае, превращено в зону прогулок и развлечений.

Может быть, в условиях огромного города просто не реально сохранить живую природу и на неё, как это делается в Москве, не стоит вообще обращать внимания? Вряд ли в правительственных кругах Москвы найдётся хотя бы один руководитель, который понимает необходимость сохранения природных комплексов и биологического разнообразия на территории огромного города и всерьёз относится к созданным в городе особо охраняемым природным территориям, Красной книге Москвы, экологическому просвещению горожан, то есть всему тому, без чего нельзя сохранить на территории столицы её природное наследие.

В этом отношении можно только позавидовать московским археологам, которые каким-то образом сумели достучаться до руководства города и теперь строительным работам в историческом центре Москвы обязательно предшествуют археологические раскопки. А вот природное наследие столицы до сих пор остаётся в полном забвении и, по существу, отдано на откуп строителям или организаторам разного рода развлечений.

В Москве нет проектных организаций, которым можно было бы без ущерба для природы поручить разработку проектов, предназначенных для речных долин и других природных территорий. В составе таких проектов не предусмотрена постановка на учёт и сохранение уцелевших природных сообществ и редких для города видов растений и животных из Красной книги Москвы, не планируется никаких мероприятий по сохранению биологического разнообразия на проектируемой территории.

Живём будто в каменном веке.

Даже в национальном парке «Лосиный Остров» живописную долину Яузы благоустроили на привычный урбанистический манер – проложили по зелёному лугу широченную дорогу с мощным бортовым камнем, обложили русло реки и старичные водоёмы валунами, а берега пойменного пруда и родник засыпали гранитным щебнем, оставив в неприкосновенности давно уже подтекающий канализационный коллектор. Какая уж тут природа и биологическое разнообразие! Приходится констатировать, что в Москве до сих пор не умеют разрабатывать экологически ориентированные проекты, реализация которых позволила бы не только сохранить, но и увеличить разнообразие живой природы.

Не лучше обстоят дела и с московскими прудами. Они, как и реки, тоже оказались заложниками коммерческих интересов городских чиновников, проектных организаций и строительных фирм, которые под предлогом «улучшения экологии Москвы» совместными усилиями выкачивают большие деньги из бюджета города. Пожалуй, нельзя привести ни одного примера, где после реконструкции какой-нибудь из московских прудов приоб-рёл признаки водной экосистемы и обогатил природный комплекс города. И здесь всё сводится к самым дорогостоящим работам – укреплению берегов искусственными мате-риалами и парковому благоустройству прилегающей территории, сам же пруд превращается в наполненный водой резервуар с каменными или вертикальными бревенчатыми бе-регами, а то и наоборот – высыхает до дна. Благоустроенный таким образом пруд, даже если из него не ушла вода, теряет всякую природную ценность, поскольку в нём какое-то время могут обитать лишь отдельные представители водной флоры и фауны, которые не в состоянии сформировать даже самую примитивную экосистему. В жаркую погоду вода в каменных берегах перегревается и уже в начале лета начинает бурно цвести, в ней остаётся мало кислорода, активно развиваются сине-зелёные водоросли и погибают даже неприхотливые караси. Мало того, заключённые в вертикальные берега пруды превращаются в настоящие ловчие ямы, в которых тонут утята, птенцы скворцов и трясогузок, шмели, бабочки и другие насекомые. И подобная экзекуция над живой природой мегаполиса продолжается из года в год и только набирает темпы. Просто поражаешься демонстрируемым в Москве жестоким безразличием ко всему живому и антиэкологичным благоустройством природных и озеленённых территорий, после которого они становятся непригодными для обитания даже самых неприхотливых представителей природной флоры и фауны.

Необходимость сохранения и восстановления природных качеств московских рек и прудов, как и всего природного комплекса мегаполиса, даже не рассматривается руководством города. В начале 2000-х гг., когда была издана Красная книга Москвы, предпринимались попытки хотя бы частичной экологизации проектных разработок по речным доли-нам, городским лесопаркам и паркам, но они ничего не дали, т.к. не были связаны с освоением значительных бюджетных средств и поэтому никого не заинтересовали.

При этом предлагались элементарные вещи – снижение загрязнённости городских рек и прудов методом биологической очистки, отказ от их заключения в опасные для всего живого вертикальные берега, ограничение берегоукрепления только на подверженных эрозии участках, восстановление нерестилищ разных видов рыб и мест размножения амфибий, создание условий для развития околоводной растительности и другие меры, направленные на формирование и стабильное функционирование водных экосистем.

Но в очередной раз экологическое благополучие водных объектов и охрана живой природы Москвы оказались в проигрыше, не выдержав конкуренции с живыми деньгами, щедро выделяемыми из городского бюджета на усиление урбанизации и уничтожение этой самой природы.

Похоже, что запущенный конвейер по «приведению в порядок» московских рек и прудов, как и всего природного комплекса столицы, остановится только тогда, когда в её бюджете не будет хватать средств на эту вредоносную, но для кого-то очень выгодную деятельность. Весь вопрос в том, останется ли к тому времени хоть что-нибудь от природного наследия Москвы?

https://www.facebook.com/mef.pk/posts/2875141379213601
Tags: Собянин, вода, мнения, тихий геноцид
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments