А. Подчуфаров © (mos_jkh) wrote,
А. Подчуфаров ©
mos_jkh

Categories:

Три сценария изменения Конституции от трех ветвей власти



В последнее время спикер ГД РФ Вячеслав Володин несколько раз возвращается к теме изменения Конституции. Так, в конце 2018 г. он предложил проверить эффективность работы норм Конституции РФ в современных условиях.
Более того, к этому анализу текста Основного закона страны председатель Госдумы предложил подключить судей Конституционного суда.

21 января 2019 г. господин Володин во второй раз вернулся к теме изменения Конституции – теперь с позиции усиления роли законодательной власти в рамках исправления дисбаланса властей. Спикер Госдумы пояснил: нормы действующей Конституции России целесообразно пересмотреть, чтобы расширить полномочия парламента и устранить существующий дисбаланс ветвей власти.

Парламентский контроль правоприменения, о котором говорит В. Володин, может выражаться, в частности, через проведение парламентских расследований. В зарубежной практике в некоторых странах широко используются парламентские расследования (Британия, Германия, Голландия, США).
Так, парламентский Трибунал Мориарти в Ирландии выявил в 1997 г. незаконные выплаты политикам на миллиарды фунтов, проводимые через счета, открытые в офшорных территориях. Но это в Ирландии, в России же в ответ на выявленные нарушения политиков и депутатов сами законодатели спешно принимают закон об оскорблении власти, опровергая довод замминистра связи РФ «что они не сахарные». О каких расследованиях может идти речь, если законодатели в своих конюшнях не могут навести порядок? Предложение об усилении роли парламента может иметь и другое прочтение – изменение формы правления с президентской на парламентскую как вариант безболезненного транзита власти (по сути, без самого транзита). В недавней истории примеры таких изменений были: конституционная реформа в Турции в 2017 г.

Следующий мотив для внесения поправок в Основной закон господин Володин находит в уточнении термина «социальное государство», которое в Конституции прописано, но не растолковано. Напомню, что в Конституции прописаны и другие конституционные права (право на жизнь, право на свободу выражения и собрания и др.), которые также толкуются не в Конституции, а судами или законами, посредством которых права реализуются.
Концепция социального государства зародилась в Германии в конце XIX в., но даже там суды признают, что принцип социального государства в силу своей обширности и неопределенности сложно поддается трактовке. Но дело не в самой трактовке, а в контексте предложения: российское общество явно недовольно запущенной пенсионной реформой и поэтому вместо повышения прожиточного минимума или пособия на детей законодатели предлагают поговорить о сущности «социального государства».

Анализируемые высказывания представителя законодательной власти необходимо воспринимать в контексте с двумя другими мнениями, высказанными по случаю 25-летнего юбилея Конституции РФ: от лица судебной власти выступил В. Зорькин, от лица исполнительной власти – действующий премьер-министр Д. Медведев.
Так, председатель КС РФ В. Зорькин в своей статье «Буква и дух Конституции» отмечает ряд проблем Конституции: «Отсутствие должного баланса в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной ветви власти, недостаточная четкость в распределении полномочий между президентом и правительством, в определении статуса администрации президента и полномочий прокуратуры».
Вместе с тем в интервью он сравнивает Основной закон с “Мерседесом” последней марки: «Если сравнить с автомобилем, то я бы сказал, что это Mercedes последней марки, потому что там вообще все есть, если присмотреться. Но все зависит от того, кто водитель, какое горючее, какие дороги». Д. Медведев в статье в журнале «Закон» словно ведет заочную полемику со сторонниками изменения Конституции.

При сравнении мнений Зорькина, Медведева и Володина можно выявить определенное сходство: все трое допускают изменения в Конституцию. Однако есть и основное различие: председатель КС и премьер-министр предостерегают от перекройки всей Конституции и повторяют, что гл. 2 Конституции о правах и свободах менять нельзя, тогда как В. Володин идет несколько дальше, и предлагает уточнить нормы из главы 2 Конституции, и недвусмысленно предлагает созвать экспертный орган, куда войдут конституционалисты-ученые и судьи КС.

Такие предложения, во-первых, можно расценить как попытку зондирования общественного мнения по поводу изменений в Конституцию, и в этом смысле характерно, с какой осторожностью реагируют официальные лица на такие предложения. Так, глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас, комментируя высказывания Володина и статью Зорькина, заявил, что не видит в статье «призывов изменить Конституцию», ни в парламенте, ни в администрации президента сейчас «не ведется работа по ее изменению», и такого общественного запроса нет.
Во-вторых, определенные разногласия в видении проекта изменений и усиления частотности высказываний по поводу этих изменений свидетельствуют о том, что именно в данный момент происходит выработка пакета изменений, а также формируется политико-юридическая конфигурация: по понятным причинам спикер парламента ратует за усиление роли парламентаризма, тогда как представители двух других властей обращаются к роли судов как посреднику между исполнительной и законодательной властью.
Три мнения об изменениях в Конституции РФ, прозвучавшие от представителей трех ветвей власти, должны показать обществу, что отличающиеся мнения – суть диалога, хотя я не удивлюсь, если в администрации президента уже лежит готовый вариант изменений к Конституции РФ.

https://legal.report/tri-scenarija-izmenenija-konstitucii-ot-treh-vetvej-vlasti/
Tags: бюрократия, мнения, реформы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments