А. Подчуфаров © (mos_jkh) wrote,
А. Подчуфаров ©
mos_jkh

Categories:

Целлюлозная ловушка: переход на упаковку из бумаги и картона грозит новой экологической проблемой



В июле в Евросоюзе вступил в силу запрет на продажу одноразового пластика: тарелок и столовых приборов, соломинок, ватных палочек, контейнеров для еды и других подобных товаров.
Похожие ограничения действуют во многих странах мира, включая Индию, Китай, некоторые штаты США и даже африканские государства. Вскоре к ним может присоединиться Россия: в мае на Невском международном экологическом конгрессе вице-премьер РФ Виктория Абрамченко сообщила о подготовке законопроекта, запрещающего использование ряда видов пластиковой продукции.

Во многих случаях заменой пластиковой посуде и упаковке становятся аналогичные изделия из бумаги и картона, которые принято считать более экологичными. Предлагающие их производители и ритейлеры часто подчеркивают свои «зеленые» устремления, тем самым претендуя на симпатии общественности.

Но, как рассказали «Профилю» экологи, эти материалы тоже наносят ущерб окружающей среде. Вопреки стереотипу бумажно-картонная масса плохо разлагается на полигонах, а для ее производства ежегодно вырубаются миллиарды деревьев. По мнению экспертов, единственно возможный путь как для пластика, так и для бумаги – это отказ от избыточной упаковки и внедрение механизмов ее многоразового оборота.

Между тем в последний год еще один фактор способствует бурному росту объемов бумажной упаковки – пандемия COVID-19.

Заваленный коробками мир

Конечную продукцию целлюлозно-бумажной промышленности (ЦБП) обычно делят на две категории: бумага для печати (офисная, полиграфическая, канцелярская) и для хозяйства (салфетки, упаковка и т. д.). В первой категории уже много лет наблюдается спад, причиной которому цифровизация: бумага как носитель информации уходит в прошлое. До 2020 года этот тренд был наиболее заметен в развитых странах, но с началом пандемии коронавируса стал повсеместным: школьники и офисные работники перешли на удаленку, миграция рекламы в онлайн ударила по тиражам печатных изданий.

По данным ассоциации «Бумпром», объединяющей российских игроков ЦБП, в первом квартале 2021-го типографской бумаги было произведено на 41% меньше, чем годом ранее, офсетной – на 26%, писчей и тетрадной – на 28%. В Европе в 2020 году спад в производстве газетной и писчей бумаги составил 21% и 18% соответственно (данные Конфедерации европейской бумажной промышленности, CEPI). В США рынок бумаги для печати за тот же период просел на 26% (данные Ассоциации лесной и бумажной промышленности, AF&PA).

У производителей хозяйственной бумаги дела идут, наоборот, как нельзя лучше. Как сообщали в «Бумпроме», прирост выпуска упаковочного материала в 2020 году составил 20%, картона – 15%, бумажных полотенец, туалетной бумаги и других подобных принадлежностей – 10%. У некоторых видов продукции результат и того выше: бумажные мешки и сумки – плюс 36%, беленый картон для гофротары – плюс 83%.

Отмечается рост цен на бумажную упаковку: в «Руспродсоюзе» заявили, что за 2020 год они выросли на 30%, а с декабря повышаются на 5–15% ежемесячно. Это стимулирует целлюлозно-бумажные комбинаты перестраивать свою деятельность: к примеру, комбинат «Волга» (Нижегородская область), 80% продукции которого в 2020 году составляла газетная бумага, сообщил о намерении увеличить долю упаковочных материалов до 60%.

Причины этих тенденций на поверхности. «Рост производства бумажных изделий связан с увеличением доли онлайн-продаж, а также использованием картонной упаковки вместо пластиковой», – рассказывал в СМИ заммэра Москвы Владимир Ефимов. В институте «Центр развития» ВШЭ констатировали «ажиотажный спрос» в сегменте санитарно-гигиенических изделий (тиссью), популярность упаковки для продовольствия и иных сегментов e-commerce.

С этими оценками согласилась в беседе с «Профилем» замглавы Комитета по переработке отходов и вторичных ресурсов «Деловой России» Наталья Беляева. «Мир меняется, пандемия не главное тому условие. Курс на цифровое взаимодействие и электронный документооборот, в свою очередь, и подогревает спрос на упаковку для доставки. Это взаимосвязанные вещи», – считает она.

Что касается мировой статистики, то в Европе производство бумажной и картонной упаковки в 2020 году увеличилось на 2,1% (CEPI), в США – на 4% (AF&PA). Скромные цифры не должны смущать: по подсчетам Fibre Box Association, это наивысший годовой прирост с 1994 года. Выпуск гофрированного картона достиг наивысшего показателя в истории – 407 млрд квадратных футов поставленных коробок (предыдущий рекорд датируется 1999-м – 405 млрд квадратных футов).

При этом случилось перераспределение потоков: меньше упаковки направляется в индустриальный сектор (так как фабрики простаивали из-за локдаунов, сократился выпуск товаров длительного пользования, автомобилей, строительных материалов и т. д.), зато больше – конечному потребителю. Как считают в Fibre Box Association, с точки зрения образования мусора ситуация ухудшилась, ведь люди склонны избавляться от упаковки как можно более простым способом. «Чем больше картона поступает в домохозяйства, тем больше мы зависим от индивидуального выбора покупателей», – признает вице-президент организации Рэйчел Кеньон.

В этих условиях тема коробочных свалок все чаще поднимается на Западе. По данным Republic Services, одного из крупнейших игроков в сфере переработки вторсырья в США, количество домашнего мусора в 2020 году увеличилось на 25%. Компании пришлось усовершенствовать механизмы автоматической сортировки, чтобы обрабатывать бесконечный поток мини-коробок от интернет-заказов. А европейская ассоциация производителей бумаги Two Sides провела опрос жителей девяти европейских стран: 73% респондентов признались, что стремятся не совершать покупки в интернет-магазинах, использующих неоправданно много упаковки.

«Соотношение объема упаковки к продукту – важный индикатор экологической ответственности, – говорит «Профилю» эколог, эксперт по обращению с отходами Александр Иванников. – Есть запрос от общества, и торговым сетям придется заняться вопросом излишней упаковки. Было бы хорошо увидеть со стороны российских ритейлеров активные действия на этом направлении, например, выпуск публичных рекомендаций для поставщиков. Примеры из мировой практики есть: к примеру, на Amazon покупатели могут сами выбрать тип и количество упаковки, чтобы минимизировать издержки для окружающей среды».

Бумага не все стерпит

Если исключить органические отходы, именно бумажная продукция генерирует больше всего мусора на планете. По оценке Всемирного банка за 2016 год, доля бумаги в массе «глобальной свалки» равна 17% (у пластика – 12%, у стекла – 5%, у металла – 4%). В мусоре, связанном с упаковкой, разница еще заметнее: бумага и картон – 41%, пластик и стекло – по 19%, дерево – 16%, металл – 5% (данные Eurostat по странам ЕС за 2018 год).

Между тем ярлык «эко», которым часто снабжают бумажную упаковку, не всегда корректен. «По мере отказа от пластиковой тары бумага, как самое низкозатратное решение, становится базовым для многих компаний, – говорит Иванников. – Но там, где доминирующий способ обращения с отходами – это полигонное захоронение, как в России, мы получаем новую проблему. В условиях полигона бумажные изделия долго разлагаются и выделяют метан, агрессивный парниковый газ».

«Для того чтобы правильно утилизировать картон, его надо измельчить, перемешать с грунтом, создать определенные условия по влажности и температуре, – рассказывает Сергей Маликов, член экспертного совета при комитете Совета Федерации РФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию. – Спрессованный картон на свалке их не имеет. К тому же бумажная посуда – это не чистая целлюлоза, в процессе ее производства используются краска, клей, различные химические элементы и металлы. Потом они переходят в грунт и водные объекты».

Также наряду с односоставными бумажными изделиями расцветает рынок композитной упаковки. Самый известный пример – тетрапак, состоящий из картона, полиэтилена и алюминия. Появляются и его облегченные варианты, которые с виду легко принять за чистый картон.

«Сейчас большинство бумажных стаканчиков и коробок для продуктов покрыто тонким слоем пластика, – говорит руководитель навигатора по экологическим и социальным сервисам «+1Город» Ксения Топоркова. – Он обеспечивает функциональность, защищая бумагу от протекания при высоких температурах. Такую упаковку не принимают большинство операторов твердых бытовых отходов. В России ее могут переработать лишь несколько заводов. К тому же для переработки требуется большое количество воды».

Александр Иванников призывает анализировать общий экологический след, оставляемый различными типами упаковки. Такие исследования выпускаются зарубежными экологическими компаниями (см. таблицу).

«Если посмотреть на весь жизненный цикл изделия, мы придем к неожиданному выводу, что полиэтилен не так уж плох. На изготовление бумажного пакета тратится больше ресурсов, что, кстати, выражено в его цене. Не надо обманываться, думая, что вы переплачиваете за экологичную продукцию», – отмечает собеседник.

Граждане, сдавайте макулатуру!

По словам экспертов, замена одноразового пластика на одноразовую бумагу не меняет сути: это все отходы полигонов. «Пластиковые запреты в ЕС связаны не с тем, что плох сам пластик как материал, а с тем, что плохи одноразовые товары. Мелкий размер и загрязнения делают их сбор трудным, а переработку нерентабельной. Общество идет к тому, что трата ресурсов на производство таких вещей неразумна. Нужно стремиться к экономике замкнутого цикла, когда товар, утративший свои свойства, возвращается сырьем в промышленность», – считает Наталья Беляева.

«Упаковочная индустрия придет к правилу «трех П»: производство, потребление, переработка, – соглашается Сергей Маликов. – И если у продукта нет третьего «П», он просто запрещен. В этом плане бумага – плохая альтернатива пластику, потому что она быстрее пачкается и приходит в негодность. Если сохранять одноразовые товары, то их нужно делать из пластика крупной фракции, более дорогого и плотного – его можно очистить и переработать. Либо в принципе переходить на многоразовые вещи. Честно говоря, бум на все одноразовое сводит мир с ума. Еще 30 лет назад не было проблем с тем, чтобы помыть посуду и использовать ее вторично. Что изменилось?».

Справедливости ради, не вся картонно-бумажная упаковка отправляется на полигоны. На Западе доля продукции ЦБП, произведенной из вторичного сырья, устойчиво растет. В США, по данным AF&PA, на переработку поступает 66% бумаги (но все зависит от типа изделий: доля перерабатываемого гофрокартона – 97%, других видов бумажной упаковки – 21%). В Европе перерабатывается 72% бумаги. В 2020 году это позволило изготовить из вторсырья 49% бумажной продукции всех типов (данные Eurostat и CEPI).

Но в России дело обстоит иначе. «Макулатура у нас дорогая, – говорит Наталья Беляева. – Это обусловлено отсутствием сбора бумажных и картонных отходов у населения. Ряд макулатурных марок сырья мы даже импортируем из-за рубежа. Например, беленый картон, используемый в упаковке для лекарств».

«С промышленным картоном все просто: в магазинах его аккуратно собирают и сдают на переработку, – уточняет Сергей Маликов. – Проблема именно с бытовой макулатурой. Советская система пунктов приема утрачена. Как ни крути, придется ее восстанавливать. Увы, в новых реалиях сделать это сложно: в СССР основную массу макулатуры составляли газеты, теперь таких объемов печатной продукции нет. Понятно, что людям неудобно хранить дома несколько журналов, а потом везти их сдавать в какую-то отдаленную точку города».

Что делать в этой ситуации? «Считаю, бизнес должен взять на себя ответственность, – продолжает Маликов. – Предлагая какой-либо продукт покупателю, нужно объяснять, куда и как сдать от него упаковку. Должны быть четкие алгоритмы, как в Японии, где каждый житель знает, куда девать малейший фантик. Но японцы шли к этой культуре 40 лет. Наверное, у нас этот путь тоже займет десятилетия».

Жестокая рубка

Помимо соображений, связанных с утилизацией, у критиков бумажной упаковки есть еще один аргумент: ради нее вырубаются лесные массивы. Человек неизбежно использует древесину в хозяйственной деятельности, но для сохранения лесных экосистем Всемирный фонд охраны дикой природы (WWF) рекомендует искать способы ее долгосрочного использования – например, для производства мебели и строительства. Бумага «живет» 5–10 лет, тогда как мебель – 30–50 лет, а дома – многие десятилетия и даже столетия, поясняют в WWF.

Очевидно, пока эта рекомендация не выполняется. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), в 2019 году объем выпуска древесного сырья для ЦБП (бумаги, картона и их полуфабрикатов) в общей сложности составил 594 млн тонн. Это больше, чем было произведено пиломатериалов (488 млн тонн) и панелей на древесной основе (357 млн тонн).

Конкретно на бумажную упаковку уходит порядка 240 млн тонн древесины в год, что эквивалентно 3 млрд деревьев, подсчитала организация по защите лесов Canopy. По ее прогнозу, к 2025 году этот показатель вырастет на 20%.

«Система экологических сертификатов, которые должны гарантировать ответственный подход лесозаготовителей, восстановление вырубленных массивов и вырубку только отдельных участков леса, сегодня далека от совершенства, – отмечает Ксения Топоркова. – Поэтому резкий взлет популярности бумаги несет риски для сохранности лесных массивов. С учетом того, что решения о запрете тех или иных материалов рассматриваются по несколько лет, в ближайшем будущем ограничения бумажной упаковки ждать не стоит».

https://profile.ru/economy/celljuloznaya-lovushka-perehod-na-upakovku-iz-bumagi-i-kartona-grozit-novoj-ekologicheskoj-problemoj-904960/
Tags: мнения, мусор, новости, экология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments