А. Подчуфаров © (mos_jkh) wrote,
А. Подчуфаров ©
mos_jkh

Category:

ВС усомнился в праве Сбербанка изменять условия обслуживания



Клиент подключил пакет услуг «Сбербанк Премьер». В него, помимо прочего, включены бесплатные проходы в бизнес-залы аэропортов.
Раньше количество таких посещений было безлимитным, но в апреле 2019 года «Сбер» ужесточил условия по программе и ввел ограничение – восемь визитов за квартал. Клиент обратился в суд, чтобы вернуть себе безлимитный доступ в бизнес-залы. Но три инстанции отказали ему в иске, сославшись на пункт из договора, согласно которому банк вправе в одностороннем порядке менять условия обслуживания по тарифам.

Клиента поставили перед фактом

В октябре 2018 года Алексей Митрохин* заключил со Сбербанком договор страхования жизни и здоровья сроком на 20 лет. В дополнение к этому договору банк предоставил своему клиенту пакет обслуживания «Сбербанк Премьер».

Вместе с банковской картой клиенту выдали сервисную карту Priority Pass, по которой можно проходить в бизнес-залы аэропортов. Сотрудник банка при выдаче карты сообщил Митрохину, что ограничения по ней отсутствуют. Но в конце марта 2019 года клиент получил смс-сообщение от банка, в котором ему рассказали о скором введении ограничений – не более восьми «проходок» в VIP-зал в календарный квартал (№ 33-КГ20-6-К3).

Митрохин обратился в суд и попросил признать незаконным одностороннее изменение условий обслуживания. Ломоносовский районный суд Ленинградской области в иске отказал. Первая инстанция сослалась на пункт условий обслуживания по пакету услуг, согласно которому банк вправе менять условия в одностороннем порядке, не получая согласия клиента, а лишь сообщив ему заранее об изменениях. Банк действовал в рамках договора, ведь истец согласился с такими условиями договора.

Ленинградский областной суд, а затем Третий кассационный суд это решение подтвердили.

Без ссылки на закон

Клиент с решениями нижестоящих инстанций не согласился и обжаловал их в Верховном суде. По мнению истца, позиция банка фактически приводит к ситуации, когда обязательства по договору исполняет только «экономически более слабая сторона» в отношениях с банком, то есть клиент.

Митрохин лично принял участие в заседании гражданской коллегии и поддержал свою жалобу. Он подчеркнул, что суды в своих решениях «фактически не ссылались на закон», а оценили дело только исходя из положений договора. «При этом в Гражданском кодексе из статьи в статью указано, что условия договора не должны противоречить закону», – напомнил истец.

Заявитель напомнил о ст. 310 ГК, которая запрещает односторонний отказ стороны от изменения условий взятых на себя обязательств, и о ст. 422 ГК, согласно которой договор должен соответствовать правилам, прописанным в законах. «Ни одна из этих норм не была применена судами. Они в принципе отсутствуют в судебных актах, несмотря на то, что я ссылался на законы», – объяснил жалобу Митрохин. Он попросил суд отменить решения всех нижестоящих инстанций.

Банки и операторы

Представитель Сбербанка настаивал на законности принятых по делу решений. По его словам, заявитель «принципиально не согласен» с правом банка на одностороннее изменение условий обслуживания.

– Какой закон дает вам такую возможность – в одностороннем порядке изменять условия договоров? – поинтересовался у юриста председательствующий в процессе судья Сергей Романовский.

– Это статья 30 закона о банках и банковской деятельности. В ней указано, что отношения между банком и клиентом регулируются соглашением между ними, – ответил представитель «Сбера».

– Скажите, должен ли договор, который вы заключили, соответствовать обязательным требованиям, или банк и Митрохин могут написать там что угодно? – продолжил задавать вопросы судья.

– Обязательным требованиям он должен соответствовать, но императивного запрета на изменение количества проходов законом не установлено. Такого запрета нет, – сказал юрист.

На это судьи ВС напомнили ответчику, что в законе нет таких запретов и не может содержаться, ведь законодательство «абстрактное, а не конкретное». Судья Михаил Кротов поинтересовался, должна ли, по мнению представителя «Сбера», применяться ст. 310 ГК в этом споре. По мнению юриста, эта статья предусматривает отсылку на другие законы, которые могут предоставить «предпринимательской» стороне отношений, коей является банк, право на изменение условий договора. В этом случае другой закон – это норма из «банковского» закона, на которую ранее сослался представитель.

Юрист «Сбера» напомнил о позиции, закрепленной в обзоре практики Верховного суда № 4 за 2019 год. Там указано, что закон не запрещает банкам изменять условия банковского обслуживания, но от клиентов-физлиц нужно получить одобрение на такие правки.

Представитель сослался и на практику операторов сотовой связи, которые «точно так же меняют тарифы» и ссылаются при этом на закон «О связи». В нем есть «общая фраза» о том, что операторы связи определяют стоимость услуг. «В нашем случае есть фраза, которая отсылается на соглашение сторон», – объяснил он.

«Вы думали о том, что вы делаете?»

Изменяя договор, банк не злоупотребил своими правами, подчеркнул юрист «Сбера». Ведь Митрохина заранее уведомили об изменении условий обслуживания, для него это «не было сюрпризом».

– То есть, если я вам скажу, что я у вас через неделю сниму миллион долларов, потому что мне так хочется, – это будет добросовестное действие? А если сразу сниму, то это будет недобросовестное действие? – спросил Романовский.

– Это очень неоднозначный вопрос. Мы же миллион долларов не просто так снимаем, а, наверное, за какую-то услугу, – ответил представитель банка.

– А тогда почему вы уменьшили количество проходов? – продолжил судья.

– Мы посчитали, что для банка экономически нецелесообразно оставлять количество бесплатных проходов, – пояснил юрист.

– А когда вы договор заключали, вы думали о том, что вы делаете? – поинтересовался Романовский.

– Мы думали исходя из того, что договором предусмотрено право банка на одностороннее изменение договора, подчеркнул ответчик.

– То есть вы дали условие о неограниченном количестве проходов, не опасаясь, что будете исполнять возможность прохода без ограничений, потому что можете в любую секунду это изменить, я правильно понял вашу позицию? Да или нет? – уточнил судья.

– Я не могу односложно ответить на этот вопрос. Договор для клиента был совершенно бесплатный, и с учетом условия на изменение договора – да, мы могли это сделать, – ответил юрист «Сбера».

По словам юриста, если бы условия об одностороннем изменении не было в соглашении, банк не заключал бы его на пять лет, как с Митрофановым, а только на месяц. Судьи же усомнились в том, что в таком случае хоть кто-то стал бы заключать подобные соглашения.

«Мы исходили из того, что у нас такое право было. Если бы его не было, условия договора были бы немножко другие», – заявил юрист.

Судья Кротов представил ситуацию с учетом позиции юриста Сбербанка: клиент приходит в банк заключать договор, который для него выгоден, банк этот договор подписывает, а затем меняет выгодные для клиента условия в свою пользу. «Я правильно понимаю вашу позицию?» – спросил судья. Юрист ответил, что договоры изначально выгодны для обеих сторон. В будущем банк может изменить условия, если такое право предусмотрено в договоре. «Если там нет права на одностороннее изменение условий, мы его исполняем», – заверил он.

Судьи ВС, заслушав позиции сторон, ненадолго удалились в совещательную комнату, после чего вернули дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию, Ленинградский областной суд.

https://pravo.ru/story/230316/
Tags: новости, судебные дела
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments